Женский журнал pani.kiev.ua: статьи, рецепты, сонник, гороскоп, женские журналы, сайты для женщин...
News | Articles | Recipes | Dream book | Daily Horoscope | Magazines | Galleries | Books | Needlework | Ask an Expert | Aerobics and Fitness | Diets and weight loss |

English Italian French German Turkish Polish Japanese Hebrew Spanish Chinese Arabic Ukrainian Russian

 Honor!
Fashion
 Beauty & Style
 Perfumes and cosmetics
 Career Center
 Health
 Pregnancy, childbirth, parenting
 Yoga
 Psychology
 Stories of life
 Adult
 My house and interior
Cars for stiletto
 Men's Tips
 Holidays
 Dolls
 In the world of colors
 Cottage, garden, vegetable garden
Holidays. History, tradition, greetings
Wonders of his hands
 Magic, divination, paranormal
In a country of dreams
 Daily Horoscope
  Astrological forecast for the week
  Literary room
  Proverbs and tales
 Column film criticism
 Sections
News (archive)
In the country and the world
Culinary exclusive
Dream book
Needlework
Consultation
Aerobics and fitness
Diets and weight loss
Women's magazines
Galleries
Our polls





 





الفلامنكو التي تدب (تابع) Библиотека : Отдых المكتبة : منتزهات

Фламенко по-турецки (продолжение) الفلامنكو التي تدب (تابع)

Мы продолжаем публикацию глав из книги известной русской писательницы Светланы Бестужевой-Лады . نواصل نشر فصول من كتاب الكاتب الروسي الشهير سفيتلانا Bestuzheva - ادا.
Новые главы планируется размещать раз в неделю. فصول جديدة وسوف توضع مرة في الأسبوع.
Это произведение относится к циклу "Детектив-сказка", состоящему из шести книг. هذا العمل ينتمي إلى دائرة "المخبر بين حكاية" ، التي تتكون من ستة كتب.
Приглашаем к сотрудничеству издателей! نحن ندعوك للتعاون الناشرين!
Книга пока не опубликована! Глава седьмая. كتاب لم ينشر بعد! الفصل السابع. Новая сказка Шехерезады حكاية جديدة من شهرزاد

Остаток дороги я плохо помню. بقية الطريق ، وأنا لا أتذكر. Никогда в жизни мне не было так страшно, как в это время. قط في حياتي لم أكن كما مرعب لان هذه المرة. Воображение у меня богатое, я во всех деталях представила себе, как в самолете раздается оглушительный грохот, а потом все происходит, как в фильме катастроф: горящие обломки, живые, полуживые и мертвые пассажиры, черный дым и все это плюхается в родное с детства Черное море, чтобы бесследно исчезнуть в его глубинах. مخيلتي الغنية ، ولدي كل التفاصيل لنفسها ، كما أن الطائرة هدير يصم الآذان ، ومن ثم كل شيء يحدث في مثل هذه الكوارث الفيلم : حطام مشتعل ، والعيش ، نصف ميت ، والقتلى من الركاب ، والدخان الاسود من جميع الاسكواش هو أصلي من طفولته في البحر الأسود البحر لتختفي في الأعماق.

RORER شبكة إعلانية
Слабым утешением могло служить только то, что я всего этого кошмара все равно бы не увидела, поскольку сумка с бомбой, ясен перец, была бы в самой непосредственной близости от меня, так что мое бренное тело в первую долю секунды превратилось бы в ничто. عزاء الصغيرة يمكن أن تكون مجرد ما كل هذا الكابوس ، ما زلت لا ينظرون اليها على انها كيس يحمل قنبلة ، والفلفل واضح ، من شأنه أن يكون في الجوار المباشر للي بحيث جسدي قاتلة في الأجزاء الأولى من الثانية ستصبح شيئا.
Еще веселее был бы вариант, если бы мой ангел-хранитель не заинтересовался ларчиком-сувениром и не стал бы его трогать вообще. خيار آخر سيكون متعة لو كانت لغتي الملاك الحارس ليست مهتمة في النعش ، وهدية تذكارية ، وأنا لن أتطرق إليها في كل شيء. Тогда мы бы радостно взлетели в воздух где-то на подступах к Кемеру, и все бы долго ломали головы, к чему бы все это было. ثم كنا بسعادة طارت في الهواء في مكان ما على مشارف كمر ، وسيكون جميع تعصف أدمغتهم لفترة طويلة ، ما من شأنه أن كل هذا كان.
Конечно, машина взрывается не так эффектно, как самолет, но шума, дыма и огня тоже было бы вполне достаточно. بطبيعة الحال ، فإن ضربات السيارة حتى لا مؤثرة بقدر الطائرة ، ولكن الضوضاء والدخان والنار ، أيضا ، لن يكون كافيا. И это было бы вообще обидно: предвкушать радости отдыха в компании миллионера и так бесславно погибнуть от руки… Чьей, черт побери, руки? وذلك من شأنه أن يضر على الإطلاق : نتطلع إلى فرحة بقية مليونير في الشركة وذلك بطريقة مخزية يموتون على أيدي... بواسطة الجحيم ما هي يديك؟
Как я ни ломала голову, никакой кандидатуры в мои убийцы, кроме Олега, не просматривалось. بقدر ما كنت قطعت رأسي ، لم يحصل أي مرشح في بلدي القاتل ، ولكن اوليغ ليست هيلاري. Конечно, я знала, что мой теперь уже навсегда экс-любовник особой сентиментальностью не отличается, а скорее склонен к жестким поступкам, но не до такой же степени! بالطبع ، كنت أعرف أن بلدي الآن السابق عاشق ، دائما عاطفة خاصة لا تختلف ، بل يميل إلى السلوك جامدة ، ولكن ليس إلى هذا الحد! И главное – за что? والأهم من ذلك -- لماذا؟ Я еще могла как-то понять высказанное им как-то милое пожелание залить парочку-другую конкурентов цементом и утопить бочки в Финском заливе, но… ما زلت على نحو ما يمكن أن نفهم وجهة النظر التي أعرب عنها بوصفها رغبة الحلو لشغل اثنين من المنافسين الآخرين ، مع الاسمنت والبراميل ليغرق في الخليج ، ولكن...
Но это были конкуренты! ولكنهم كانوا منافسين! Даже если допустить, что я ему просто надоела, есть же другие способы прекращения отношений. حتى لو افترضنا أن أنا فقط من المرضى ، وهناك أيضا طرق أخرى لإنهاء العلاقات. Если бы все взялись вот так мочить опостылевших возлюбленных, то на земле очень скоро не осталось бы ни одного живого человека. إذا كان كل ذلك يأتي من هنا عاشق حتى الرطب البغيضة ، على أرض الواقع في وقت قريب جدا لن يكون هناك أي شخص على قيد الحياة. Да еще мочить с большими финансовыми затратами: деньги на билет в оба конца, съем жилья, карманные средства… ولكن لا تزال مبتلة مع تكاليف مالية كبيرة : المال لرحلة ذهابا وإيابا ، أكل السكن ، ومصروف الجيب...
Но если он все так задумал с самого начала, то зачем нужно было снимать апартаменты на две недели? ولكن إذا كان ذلك تصورها منذ البداية ، لماذا كان من الضروري استئجار شقق في أسبوعين؟ Деньги-то немалые, для меня, во всяком случае. المال هو كبير ، بالنسبة لي ، على أي حال. Может быть, он просто не знал, как скоро сумеет заставить меня сесть в самолет? ربما انه فقط لا يعرف كيف سيكون قريبا قادرا على الحصول على لي للحصول على متن الطائرة؟ Не случайно же обратный билет был с открытой датой. ليس من قبيل الصدفة أن تذكرة العودة كانت مفتوحة. Я же уложилась, как на весенне-полевых работах: трое суток – и все готова. وأود أيضا أن غاب ، وميدان العمل الربيع : ثلاثة أيام -- ويصبح كل شيء جاهزا. Впрочем, я всегда все делаю быстро: и увлекаюсь, и совершаю глупости, и каюсь в содеянном. بيد أن أفعل دائما سريعة : وحمله بعيدا ، وأنا أفعل أشياء غبية ، ويتوب على افعالهم.
А если бы слепая судьба не столкнула меня с Исмаил-беем? وإذا كان مصير أعمى لم تواجه لي مع اسماعيل بك؟ Думаю, меня ничто тогда не спасло бы от гибели, и никто никогда не догадался бы, кто все это организовал. وأعتقد أن أي شيء إذا كنت قد نجا من الموت ، وليس لأحد على الإطلاق يمكن أن يكون ذلك الذي حظيت بها كل منظمة. Тем более, что администратор уже на том свете, а это была единственная ниточка, которая вела к главному организатору всего этого шоу в воздухе. وعلاوة على ذلك ، والمسؤول هو بالفعل في هذا العالم ، وكان هذا هو الخيط الوحيد الذي أدى إلى المنظم الرئيسي لهذا المعرض في الهواء.
А если этот Некто не поверит в реальность авиакатастрофы или у него имеются вполне надежные источники правдивой информации? وإذا كان شخص ما لا يصدق في الواقع من تحطم الطائرة ، أو لديه مصادر موثوقة جدا من معلومات دقيقة؟ Тогда в задачке спрашивается: кто следующий кандидат на переход в иной мир? ثم في اللغز والسؤال هو : من هو المرشح المقبل للانتقال إلى عالم آخر؟ Угадать, по-моему, можно с одного раза. صحيح ، في رأيي ، هو مرة واحدة.
В общем, когда наша машина, проскочив по окраине Кемера, подкатила к какой-то вилле, утопающей в зелени, я уже была на грани истерики. في العام ، وعندما ننتهي من السيارة ، وانزلق على مشارف كمر ، قاد إلى فيلا ، منغمسين في الأخضر ، وكنت بالفعل على حافة الهستيريا. Между прочим, я по натуре не слишком возбудимая, и нервничать обычно начинаю только тогда, когда чего-то не понимаю. بالمناسبة ، أنا بحكم طبيعتها لا منفعل جدا ، العصبي ، وعادة ما تبدأ إلا عندما لا يفهم شيئا. А в данном конкретном случае я не понимала ни-че-го. و في هذه الحالة بالذات لم أكن أفهم أي شيء ،. Вообще ничего. لا شيء. Так что нервам, право же, было от чего разгуляться на всю катушку. حتى الأعصاب ، حقا ، كان شيئا التجول على جميع الاسطوانات.
Но, выйдя из машины, я вдруг необъяснимым образом успокоилась. لكن الخروج من السيارة ، وفجأة هدأت لسبب غير مفهوم. То ли воздух тут был какой-то особенный, густо насыщенный ароматом цветов и недалекого моря. إذا كان الجو كان هناك شيء خاص ، شديدة محملة شذى الزهور والبحر القريب. К стеклянным дверям вели полукруглые белые мраморные ступени и – надо полагать, как сверхпочетную гостью, - на верхней ступеньке меня ждал Исмаил-бей, как всегда в белоснежном великолепии. من الأبواب الزجاجية كانت نصف دائري الخطوات الرخام الأبيض ، و-- كما يفترض الضيوف sverhpochetnuyu -- على أعلى الدرجات في انتظار لي ، واسماعيل بك ، كما هو الحال دائما في روعة بيضاء.
Я чуть не бросилась ему на шею, как к единственному близкому человеку, чуть ли не родственнику и одумалась буквально в последнюю секунду. كدت القى ذراعيها حوله ، باعتباره الشخص الوحيد قريبة ، ما يقرب من أحد أفراد الأسرة ، وحرفيا غيرت رأيها في اللحظة الاخيرة. Не была уверена, что он правильно оценит мой эмоциональный порыв. لم أكن متأكدا أنه صحيح تقييم بلدي فورة عاطفية.
-Обед ждет, Фэриде-ханум, - проговорил он, улыбаясь. الغداء في انتظار فريدي خانوم ، -- قال مبتسما. – Все деловые разговоры – только после обеда. -- جميع الأعمال التجارية ويدعو -- بعد الغداء. Договорились? بخير؟
Еще бы мы не договорились! لا عجب أننا لا نتفق!
Беда была только в том, что есть мне не хотелось ни капельки. المشكلة أن هناك ما هو إلا أنني لا أريد شيئا. Аппетит словно напрочь отбило. تماما مثل تثبيط الشهية. Так что я вяло поковыряла салат, съела пару кусочков мяса, запивая все это полюбившимся мне красным вином. لذلك أنا بسأم التقطت في السلطة ، وأكل قطعة من اللحم وزوجين شربته جميع المفضلة النبيذ الاحمر. Исмаил-бей ни на чем не настаивал, он спокойно вел светский разговор о погоде и природе, не отвлекаясь на мои ответы-междометья. اسماعيل بيك لا أصر على أي شيء ، وقال انه بهدوء قاد الصغيرة الحديث عن الطقس والطبيعة ، وليس الهاء أجوبتي - المداخلة. Но и затягивать трапезу не стал, явно понимая, что выговориться мне сейчас куда важнее, чем наесться. ولكن لإطالة أمد وجبة لم نفهم بوضوح أن أتحدث إلى الآن أكثر أهمية من تناول الطعام.
Так что минут двадцать спустя мы уже сидели на закрытой зеленью со всех сторон веранде и пили кофе с чудесным ароматным арманьяком. حتى عشرين دقيقة في وقت لاحق كنا جالسين على الاخضر مغلقة من جميع الاطراف والشرفة نحتسي القهوة مع أرمانياك العطرية الرائعة. То ли присутствие Исмаил-бея, то ли этот самый арманьяк, но я немного успокоилась. إذا كان وجود إسماعيل بك ، وإذا كانت هذه هي أرمانياك ، لكنني هدأت قليلا. Во всяком случае, меня больше не преследовали яркие видения моей собственной мученической кончины. في أي حال ، أنا لم يعد تحقيق الرؤية المشرقة للاستشهاد من بلدي.
-Ну, так подведем предварительные итоги, Фэриде-ханум. حسنا ، وتلخيص النتائج الأولية ، فريدي خانوم. Но прежде всего разрешите официально пригласить вас быть гостьей на этой вилле. ولكن اسمحوا لي أن أدعوكم رسميا ليكون ضيفا في هذه الفيلا. У вас будет половина этого дома и, если не захотите, вы меня даже не увидите… سيكون لديك نصف المنزل واذا كنت لا تريد ، حتى انك لا ترى...
-Не думаю, чтобы у меня возникло такое желание, - мило улыбнулась я. ، لا أعتقد بأنني لديها مثل هذه الرغبة ، و-- ابتسمت بعذوبة.
-Благодарю вас, Фэриде-ханум, - церемонно поклонился Исмаил бей. شكرا لكم ، فريدي خانوم -- سرمونيووسلي انحنى اسماعيل بك. – Я на это очень надеялся. -- كان لي آمالا كبيرة على ذلك. И мне тем более приятно, что вы не разочаровали меня. وأنا مسرور لأن أكثر كنت لم يخيب ظني. Обещаю, вы о своем решении не пожалеете. أعدكم مقررها لا يندم عليه. Сегодня, например, я хотел бы пригласить вас в казино. اليوم ، على سبيل المثال ، أود أن أدعوكم إلى كازينو لبنان. Любите казино? هل تحب الكازينوهات؟
Я совершенно искренне расхохоталась: ضحكت صادقا تماما :
-Помилуйте, Исмаил-бей, я такие заведения только в кино видела, да в книжках про них читала. أعذرني ، وإسماعيل بك ، وأنا على مثل هذه المؤسسات إلا في الأفلام الأخيرة ، ولكن في قراءة الكتب عنهم. Как я могу любить их или не любить? كيف يمكن لي أن أحبهم أو الحب؟
-В Москве нет казино? في موسكو ، وليس هناك كازينو؟
-Думаю, есть, и не меньше, чем в Турции. ، وأعتقد أنه هو ، وليس أقل مما كان عليه في تركيا. Только я ни разу не переступала их порога. لكني أبدا لم يخطر على العتبة. Мне такие развлечения не по карману. لدي هذه المتعة لا تحمله.
-Что ж, еще один довод в пользу казино. حسنا ، حجة أخرى لصالح الكازينو. Новичкам всегда везет, примета такая. للمبتدئين دائما محظوظ ، إشارة من هذا القبيل.
-Пока я что-то особенного везения не вижу, - вздохнула я. ، وبينما كنت شيئا خاصا عن الحظ لا أرى -- أنا تنهد. – Повезло мне только в том, что я познакомилась с вами, Исмаил-бей. -- لاكي لي إلا أن التقيت بكم ، اسماعيل بك. Но крупно повезло. ولكن الحظ. Думаю, иначе меня уже и на свете-то не было бы. وأعتقد أن لدي وسيلة في العالم ، لن يكون هناك.
-Не драматизируйте события, Фэриде-ханум. ، لا تهويل الأحداث ، فريدي خانوم. Честно говоря, я не понимаю, почему банальная афера обставляется такими жестокими декорациями. بصراحة ، أنا لا أفهم لماذا هذه الفضيحة عاديا بشرت مشهد وحشي. Если бы не бдительность Али… لو لم يكن لليقظة علي...
-Какого Али? علي ماذا؟
-Он привез вас сюда. واضاف "جلبت لكم هنا. Это начальник моей охраны. هذا هو رئيس بلدي الأمنية. Так вот, если бы не его бдительность, у нас было бы три трупа, включая его собственный. لذا ، اذا لم يكن لديه من اليقظة ، سيكون لدينا ثلاث جثث ، بما في ذلك بلده. Конечно, администратора нужно было брать сразу после вашей с ним встречи. بطبيعة الحال ، كان المسؤول أن تتخذ على الفور بعد الانتهاء من الاجتماع معه. Но мы побоялись спугнуть заказчика и в результате вообще упустили шанс. لكننا كنا خائفين لتخويف العميل ، ونتيجة لتفويت الفرصة على الإطلاق. Теперь придется ждать его следующего шага. الآن علينا أن ننتظر لخطوته القادمة. Кому-то ведь он должен был передать полученные документы и алмазы. في بعض انه كان لتزويد وثائق والماس. Но мы не нашли посылку ни в его кабинете, ни в его доме, хотя он ресторана не покидал, это уж мы на всякий случай проверили. ولكن لم نجد مجموعة أو في مكتبه ، أو في بيته ، على الرغم من انه لم يغادر المطعم ، وهذا فقط في حالة اختبرناها. Значит, убийца и посылку забрал. وبالتالي ، قاتل ويرسله بعيدا.
-Да, дело осложняется… نعم ، انها معقدة...
-За границу бриллианты не попадут, я уже принял все меры, да к тому же дал всем таможенным службам строжайший наказ: малейшее подозрение – и полный обыск. الماس في الخارج لا تقع ، وكنت قد اتخذت جميع التدابير ، إلى جانب منح كل الجمارك الى التحذير الصارم : أدنى شك -- والبحث كاملا.
-Какие меры, если не секрет? ، ما هي التدابير ، إن لم يكن سرا؟
-Для вас, конечно же нет. ، بالنسبة لك ، بالطبع لا. Заменил алмазы их точными копиями, а оригиналы надежно прибрал. استبدال الماس نسخهم الأصلية بأمان الدقيق والاعتناء بها. А вот документы… Копии у меня конечно, остались, теперь прикидываю, кто может быть заинтересован в этой афере. لكن نسخا من الوثائق... ولا شك أنني بقيت ، والآن يتساءل الذين قد تكون مهتمة في هذا الفخ. Вообще у меня такое чувство, что кто-то хочет ввести в этом городке свои порядки, а меня… ну, скажем, хорошенько потеснить. في الحقيقة لدي شعور بأن هناك من يريد أن يدخل في هذه البلدة قد بطريقتها الخاصة ، وكنت... حسنا ، دعنا نقول ، جيدة للصحافة. Меня это не пугает, такие попытки уже были, но пока все-таки без убийств. لم اكن خائفا ، فإن هذه المحاولات قد تم ، ولكن حتى الآن لا يزال دون القتل.
-Смахивает на почерк русских бизнесменов? - الصفعات من رجال الأعمال الروس بخط اليد؟ – усмехнулась я. -- ضحكت.
-Боюсь, что да. من أنا 'م حتى يخاف. Но не будем расстраиваться заранее. ولكن دعونا لا يخل مسبقا. Посмотрим, что будет дальше. دعونا نرى ما سيحدث بعد ذلك. А у вас Фэриде-ханум, сейчас будет очень важное дело: вас ждут парикмахер, маникюрша и визажист. وكنت فريدي خانوم ، الآن سيكون شيء مهم للغاية : أنت تنتظر لتصفيف الشعر ، وفنان ماكياج المدرم للأظافر. В казино вы пойдете уже турчанкой, а не славянкой. في كازينو تذهب إلى أن المغني التركي ، وليس السلاف. Пойдемте, покажу вам ваши комнаты, а сам пока займусь другими неотложными делами. هيا ، تظهر لك غرفتك ، وانه سوف يفعل حتى ارتباطات ملحة أخرى. Жаль, что вы так толком и не поели, но, думаю, после казино мы это наверстаем. ومن المؤسف أن تقوم بذلك وبصراحة لا يؤكل ، ولكن أعتقد بعد كازينو أننا سوف تلحق بالركب. Когда будем отмечать ваш выигрыш. عندما نحتفل أرباحك.
-Или проигрыш, - здраво заметила я. ، أو الخسارة ، و-- صوت قلت.
-Поверьте, вы выиграете. ، صدقوني ، كنت الفوز. У меня предчувствие, а оно меня редко обманывает. لدي هاجس ، ولكنها نادرا ما يخدع لي. То есть практически никогда. وهذا هو تقريبا أبدا.
-Пари, что сейчас оно вас как раз и подводит. باريس ، أن الآن هو مجرد ويؤدي لك.
-Согласен. ، وأنا أتفق. Если вы выигрываете, с вас поцелуй. اذا فزتم ، لديك لقبلة.
-А если проиграю? ، واذا خسرت؟
-Тогда с меня порция вашего любимого десерта – утешительный приз. ثم مع بلدي جزء من الحلوى المفضلة لديك -- على جائزة ترضية.
-Уговорили, - расхохоталась я. ، واقتناعا -- أنا انفجرت في الضحك. – Что ж, пойдем превращаться в турчанку. -- حسنا ، دعنا أنتقل إلى المرأة التركية.
То, что Исмаил-бей деликатно назвал «вашей половиной виллы» оказалось всего-навсего дворцом среднего размера. حقيقة ان اسماعيل بك بدقة وصفه بأنه "نصف بك المنازل ،" كان مجرد قصر من الحجم المتوسط. С увитой зеленью террасы я попала в огромную комнату – то ли холл, то ли гостиную, с очень симпатичным фонтаничком посередине, где резвились золотые рыбки, а по стенам стояли диваны и низкие столики. من شرفة متضخمة مع الغطاء النباتي ، وحصلت في غرفة ضخمة -- ما إذا كانت القاعة ، أو صالة الاستقبال ، مع fontanichkom لطيف جدا والمتوسطة ، حيث ذهبية الرياضية ، وكانت الجدران أرائك وطاولات منخفضة.
Ноги утопали в коврах не по щиколотку, а, по-моему, по колено. ساقيه غرقت في السجاد ليس الكاحلين ، ولكن ، في رأيي ، على ركبهم. Из этой благодати вели три двери: одна, куда я прежде всего сунула нос была входом в мини-кабинет: специальный стол с компьютером, вращающееся кожаное кресло типа «президент» и полки с книгами по стенам. من هذه النعمة خاضتا ثلاثة ابواب : واحد ، حيث كنت أول من وضع أنفها كان المدخل إلى مجلس الوزراء المصغر : مكتب خاص مع الكمبيوتر ، والجلود كرسي دوار مثل "الرئيس" وأرفف الكتب على الجدران.
Вторая дверь вела то ли опять в гостиную, только значительно меньших размеров, чем первая, то ли в будуар – помещение, о котором я много читала и часто видела на экране, но в личной жизни как-то сталкиваться не приходилось. الباب الثاني أدت إما إلى غرفة الجلوس مرة أخرى ، إلا أصغر بكثير من الأولى ، سواء كان ذلك في غرفة خلع الملابس -- الغرفة التي كنت أقرأ كثيرا وغالبا ما ينظر إليها على الشاشة ، ولكن في حياته الشخصية مثل الوجه ليس ضروريا. Третья же дверь вела в мои сугубо личные апартаменты и сказать, что я обалдела, значит, ничего не сказать. الباب الثالث الذي أدى بي الى الشقق معظم الخاص ، وأقول إنني المعكوسة ، ثم نقول شيئا.
И спальня в съемной квартире, и спальня в пентхаузе были, конечно, хороши. وغرفة النوم في شقة مستأجرة وغرفة نوم في سقيفة كانت ، بالطبع ، جيدة. Но это превосходило все, что я знаю о спальнях. لكنه يدق كل شيء أعرفه عن غرف النوم. Низкая белая кровать, накрытая вышитым покрывалом сказочной красоты, туалетный столик с трюмо, на котором стояло все, что только можно себе вообразить, огромный стенной зеркальный шкаф, куда горничная с ходу начала развешивать мои жалкие тряпочки, извлеченные из сумки, при этом горестно покачивала головой и кое-что откладывала в сторону. السرير الأبيض منخفضة ، مع تغطية من القماش المطرز رائع ، منضدة الزينة مع المرآة ، التي وقفت على كل ما نستطيع أن نتخيل الجدار مرآة ضخمة مربع ، حيث الخادمة على المدى بدأت في بلدي شنق رايات يرثى لها ، والمستمدة من حقيبة ، بينما للأسف تهز رأسها وشيء جانبا. Хотелось бы думать – просто погладить, а не сжечь, как нищенские обноски. وأود أن يفكر -- مجرد السكتة الدماغية ، ولكن لا تحترق ، ورايات هزيل.
Из спальни стеклянная дверь вела на еще одну небольшую веранду, в ста метрах от которой просматривались море и кусочек пляжа. من زجاج باب غرفة نوم أخرى أدت إلى فناء صغير ، مئات من الأمتار من البحر وبدا من خلال قطعة من الشاطئ. И еще была неприметная дверь в ванную комнату. وكان هناك باب إبهاما في الحمام.
То есть это теоретически была ванная комната. أنا يعني ، نظريا ، كان الحمام. Практически это было помещение с небольшим плавательным бассейном и примерно такого же размера ванной-джакузи, с душевой кабиной, отгороженной матовым стеклом, с умывальником, над котором висело огромное зеркало, а на полочке и в многочисленных стенных шкафчиках находилось столько флакончиков, баночек и тюбиков, что хватило бы на приличных размеров салон красоты. في الممارسة العملية ، هذا كان عبارة عن غرفة صغيرة مع حمام سباحة وحول حجم حمام جاكوزي مع دش ، مفصولة زجاج بلوري ، مع المصارف ، والتي علقت على مرآة كبيرة ، وعلى الرف والخزائن في جدار عديدة كانت الكثير من الزجاجات والأوعية والأنابيب ، التي من شأنها أن تكون كافية لائق الحجم صالون التجميل.
Остальные удобства были примерно в том же стиле – дворец Шемаханской царицы. المرافق المتبقية كانت تقريبا في نفس النمط -- قصر ملكة شماخه. Или Шехерезады, кому что ближе. أو شهرزاد ، الذي هو أقرب. Даже пол здесь был застелен ковром, а не выложен плитками. حتى هنا في الطابق انتشر السجاد ، وغير المغطى. Были предусмотрены и специальная кушетка для массажа, и напольные весы, и даже парикмахерское кресло на колесиках, которое пока было скромно задвинуто в уголок. واستحدثت والأريكة خاص للتدليك ، وجداول ، وحتى لتصفيف الشعر في كرسي على عجلات ، والتي كانت حتى الآن دفع متواضعة في الزاوية. В общем, не хватало разве что специальной установки для педикюра, хотя кто его знает, может быть, она при необходимости выдвигается непосредственно из стены. بصفة عامة ، لا يكفي ما لم تثبيت خاصة للباديكير ، ولكن من يدري ، ربما كان من الضروري رشح مباشرة من الجدار. Вместе с педикюршей. ومع ذلك باديكير.
Понять, за что мне выпало такое счастье, я была решительно не в состоянии. أفهم لماذا أنا سعيدة جدا سقطت ، وأنا عازم على ألا في الدولة. Всего пару дней тому назад я, простая российская туристка, прилетела отдохнуть в не самый большой и не самый дорогой городок Анталии. قبل بضعة أيام كنت والسياح بسيطة من روسيا ، وطار الى الراحة ليست في بلدة اكبر واغلى من انطاليا. А попала – в тысяча второй сон Шехерезады, хоть щипли себя, хоть не щипли. وضرب -- من ألف من الثانية حلم شهرزاد ، حتى معسر نفسي ، وإن لم يكن معسر.
Впрочем, расслабиться мне не дали. ومع ذلك ، لم يكن يسمح للاسترخاء. Тут же вошел какой-то молодой человек, весьма приятный на вид, подкатил парикмахерское кресло к умывальнику и жестом предложил мне присесть. على الفور جاء شاب ، لطيفا جدا أن ننظر إلى وتصفيف الشعر كرسي طوى إلى بالوعة وبيده مني الجلوس. Я и забыла на какое-то время, что мне предстоит смена имиджа, и теперь мне стало безумно любопытно, что из этого получится. لقد نسيت لبعض الوقت أن أكون قد لتغيير الصورة ، والآن أنا كنت بجنون شغوف لمعرفة ما سيتمخض عن ذلك.
В принципе, внешность у меня нормальная, но какая-то… неброская. من حيث المبدأ ، أنا أعاني من مظهر طبيعي ، ولكن... بعض من الحقيقة. Светло-русые волосы, для которых в последнее время специально придумали какой-то супер-шампунь, чтобы жидковатые, в общем-то, прядки приобрели хоть какой-то объем. الشعر البني الفاتح ، في الآونة الأخيرة والتي وضعت خصيصا نوعا من الشامبو فائقة ، لالمائي ، بصفة عامة ، ضفائر الشعر بشراء ما لا يقل عن حد ما. Обычно я просто распускаю волосы и оставляю их в покое – они там сами по себе немножко вьются, а по торжественным случаям и на работу закалываю свою «гриву» на затылке. عادة أنا فقط تخفيف من الشعر وترك لهم وحدهم -- هم هناك من أنفسهم قليلا حليقة ، والمناسبات الرسمية والعمل الذي يقومون بقتل "ماني" على ظهره. Что оригинального можно сделать из такого исходного материала было непонятно, но жутко интересно. ما الذي يمكن عمله من المصدر الأصلي للمادة ليست واضحة ، ولكنها مثيرة للاهتمام بشكل رهيب.
Молодой человек довольно долго ходил вокруг меня, приглядываясь и что-то прикидывая. شاب لبعض الوقت المشي من حولي ، يراقب ويتساءل شيء. Наконец, видимо, на что-то решился, развернул меня спиной к умывальнику и приступил к моему преображению. أخيرا ، على ما يبدو ، شيء ما في عقله ، وتحولت لي العودة الى الحمام وبدأت حياتي التحول. Сначала он вымыл мне голову, потом намазал их каким-то ароматным белым кремом и жестами предложил посидеть спокойненько двадцать минут. أولا ، انه يغسل رأسي ، ثم لطخت لهم مع بعض كريم عطرة بيضاء وبيده الى الجلوس بهدوء لمدة عشرين دقيقة.
Чтобы я не особенно скучала, пришла молодая девушка с набором маникюрных инструментов и занялась моими руками. لذلك أنا لا سيما غاب ، وجاءت فتاة صغيرة مع مجموعة من أدوات تجميل الأظافر وتناول يدي. Ну, это предупреждать вообще-то надо. حسنا ، انها عموما لمنع الحاجة. Не помню, когда я последний раз проделывала эту процедуру с помощью мастера, так что назвать свои руки ухоженными, я бы не рискнула. أنا لا أتذكر أنني عندما ذهبت الماضي من خلال هذه العملية مع المعالج ، لذلك ندعو أيديهم مشذب ، ولم أكن قد خاطروا.
Но если маникюршу и удивило такое небрежное отношение к собственным рукам, то она ничем своего удивления не выдала. ولكن إذا كان المدرم للأظافر وفوجئت مثل هذا التساهل تجاه بيديه ، فإنه لا تخون دهشته. Правда, в двадцать минут она не уложилась, но это оказалось даже к лучшему. ومع ذلك ، في عشرين دقيقة لم تلتق به ، ولكنه كان أفضل.
Молодой человек снова развернул меня спиной к умывальнику и очень долго мыл мои волосы какими-то невероятно ароматными шампунями. الشاب مرة أخرى ، أطلقت لي العودة الى الحمام وقتا طويلا جدا غسل شعري مع بعض الشامبو بشكل لا يصدق عطرة. После чего снова намазал мне голову каким-то составом, закутал ее пластиковым полотенцем и предложил, естественно, жестами, вернуться к маникюрше. ثم مرة أخرى ، لطخت رأسي النوع من التكوين ، والملفوفة في البلاستيك منشفتها ودعت ، بطبيعة الحال ، لفتات ، للعودة الى المدرم للأظافر.
Она закончила свое занятие как раз тогда, когда пришло время снимать с моей бестолковки изрядно надоевший мне чехол. وأنهت درس في وقت واحد عندما حان الوقت لاطلاق النار مع زملائي bestolkovki جميلة بالملل مع حالتي. Что ж, руки она мне сделала просто фантастически красивыми, можно было подумать, что последние десять лет я с утра до вечера занималась исключительно маникюром. كذلك ، من ناحية أنها بالنسبة لي لم رائعة ويمكن للمرء أن يعتقد أن السنوات العشر الماضية لدي من الصباح إلى المساء يشعر بالقلق فقط مع تجميل الأظافر.
Но вот когда парикмахер смыл состав с моей головы, я взглянула в зеркало и в ужасе зажмурилась. ولكن عندما وتصفيف الشعر وجرفت جزءا من رأسي ، وأنا أنظر في المرآة واغلقت عينيها في رعب. Мое отражение продемонстрировало мне нечто сугубо лохматое и сугубо темное, не цвета воронова крыла, конечно, но типа того. التأمل أظهر لي تماما شيء حقير جدا والظلام ، والغراب ، وبطبيعة الحال ، ولكن شيئا من هذا القبيل. Что ж, теперь меня не то что злоумышленники – мама родная не узнает. حسنا ، أنا الآن لا أن المهاجمين -- العزيزة ماما لا أعرف. Сама же я просто закрыла глаза и приготовилась к худшему. في نفس اليوم أنا فقط أغلقت عيناي ومستعدة للاسوأ.
Просидеть мне так пришлось довольно долго, мастер щелкал ножницами, ловко орудовал расческой, жужжал какой то бритвой, снова щелкал ножницами, потом включил фен, из чего я сделала вывод, что час «икс» вот-вот настанет. لذلك اضطررت لقضاء مدة طويلة جدا ، المعالج باخذ بمقص ، والتعامل معها بشكل حاذق المشط ، وهو الأز بشفرة الحلاقة ، مقص النقر مرة أخرى ، ثم انقلب على مجفف شعر ، التي خلصت إلى أن ساعة "س" على وشك أن يدخل.
-Готово, мэм, - произнес по-английски свою первую и последнюю фразу парикмахер и скромненько отошел в сторону. ، حرر ، سيدتي ، -- وقال له باللغة الانكليزية الجملة الأولى والأخيرة للحلاقة متواضعة وتنحى.
Я не без трепета открыла глаза. أنا لا يخلو من الخوف فتحت عينيها. Так вот какая, Фэриде-ханум. ماذا في ذلك ، فريدي خانوم. Блестящая, живая масса темно-каштановых волос, в которых как искорки вспыхивали тонкие рыжие прядки. والرائعة ، وكتلة حيوية من الشعر البني الداكن ، والتي تومض شرارة خيوط رقيقة من الشعر. Это было даже не прическа, а Нечто, какой-то дорогой мех, струящийся вокруг лица и мягко спускавшийся по шее. لم يكن حتى في الشعر ، ولكن شيئا ما ، وبعض الفراء مكلفة ، وتتدفق حول الوجه وتهبط بهدوء على الرقبة. Волосы чуть-чуть не достигали плеч, а небрежно упавшие на лоб пряди были вообще невероятно красивы. الشعر تكاد تصل إلى كتفيه ، وبلا مبالاة سقطت على اقفال له الجبين كانت كلها جميلة جدا. Как этому молодому человеку удалось сделать ЭТО из исходного материала, понять не могу, но – удалось. وهذا الشاب تمكن من فعل ذلك من مصدر المواد ، لا استطيع ان افهم ، ولكنها -- نجحت في ذلك.
-Спасибо, - искренне сказала я тоже по-английски. شكرا لكم -- وقال ، يعني أيضا باللغة الإنكليزية. – Это шедевр, вы настоящий мастер. -- انها تحفة ، كنت على درجة الماجستير صحيحا.
-Продержится неделю, - сообщил он мне с поклоном, и стал собирать инструменты. في آخر لمدة أسبوع -- قال لي مع القوس ، وبدأت في جمع الصكوك.
Я попыталась слезть с кресла, но, как выяснилось, поторопилась. حاولت الخروج من الرئاسة ، ولكن كما اتضح لاحقا ، وسارع. Пришла женщина средних лет с небольшим баульчиком, разложила на подзеркальнике какие-то коробочки и кисточки. جاء ذلك في منتصف العمر مع امرأة baulchikom الصغيرة ، وضعت على الرف ، رف بعض المربعات وفرش. Кресло от зеркала чуть-чуть отодвинули и девушка-маникюрша занялась уже моими нижними конечностями, которые тоже были не слишком ухожены. كرسي من المرآة قليلا ودفعت المدرم للأظافر الفتاة بالفعل تناول بلدي السفلى ، والتي كانت أيضا ليست جيدة جدا الحفاظ عليها. Нет, педикюром я занимаюсь регулярно, но тоже – только самостоятельно. لا ، أنا لا الاظافر بانتظام ، ولكن أيضا -- فقط نفسك. Так что работенка бедной девушке предстояла та еще. حتى rabotenka الفتاة الفقيرة أقف أمام واحد بعد.
А женщина занялась моим лицом. والمرأة التي حملت وجهي. Сначала достала что-то, оказавшееся контактными линзами и показала мне, как ими пользоваться. أولا ، للحصول على شيء ، والتي تبين عدسات لاصقة وأظهر لي كيفية استخدامها. В общем, довольно просто, если приноровиться. بصفة عامة ، بكل بساطة ، اذا كنت استيعاب. В результате из зеркала на меня глянула темноглазая брюнетка, не имевшая практически ничего общего с моей прежней персоной. نتيجة للمرآة ينظر لي مع الظلام العينين سمراء ، وليس لها في الواقع لا علاقة لي شخصية قديمة.
Для начала на это новое лицо наложили какую-то маску и предложили спокойно полежать минут десять. لتبدأ على هذا الشخص الجديد ترك نوعا من قناع ، وعرضت على الاستلقاء على الأرض بهدوء لمدة عشر دقائق. После чего маску сняли и дальше я просто довольно долго, сидела с закрытыми глазами ощущая прикосновения к своему лицу кисточек, пуховок, тампонов и даже каких-то щипчиков. ثم تمت إزالة القناع وكذلك أنا فقط وقتا طويلا ، وجلس مع مغلقا عينيه شعور لمسة فرشاة الوجه ، puhovok ، السدادات ، وحتى بعض الملقط. По моим догадкам, щипчиками мне создавали идеальные брови, а еще какие-то действия знаменовали собой наращивание ресниц. من بلدي التخمينات ، وأنا خلقت الحاجبين ملاقيط الكمال ، بل وحتى بعض الإجراءات شهد التمديد جفن. Если честно, мне было безумно интересно, что получится в результате всех этих манипуляция. أن نكون صادقين ، لقد وجدت أنها مثيرة جدا للاهتمام ما يحدث نتيجة لجميع هذه التلاعبات.
Наконец с меня сняли все простынки и пеньюары, педикюрша закончила лакировать ногти и с поклоном удалилась. وأخيرا أنا برئ كل ورقة والعباءات ، باديكير الطلاء انتهت مع القوس ومشى بعيدا. Я посмотрела на себя в зеркало и ахнула: передо мной, с той стороны стекла, сидела настоящая красавица. نظرت إلى نفسي في المرآة واهث : أمامي ، على الجانب الآخر من الزجاج ، وجلس على الجمال الحقيقي. Маскировка удалась на славу: я сама себя не узнавала. ملثمون فشلت في الشهرة : أنا لا تعترف بنفسها. Конечно, на этом незнакомом лице был абсолютно мой нос, линия щеки ничуть не изменилась, подбородок остался прежним, равно как и рот. بطبيعة الحال ، في هذا الوجه غير مألوفة تماما في أنفي ، خط لم يتغير على خديه ، الذقن ، وبقيت على حالها ، وكذلك الفم.
Возможно, все дело было только в том, что вместо привычных серых на меня смотрели темно-карие глаза, обрамленные длинными, пушистыми ресницами. ربما كان الأمر برمته مجرد أنه بدلا من المعتاد رماديا بدا لي في عيون داكنة اللون البني ، تحكمه الرموش ، سميكة طويلة. Или брови, которые ровными дугами обрамляли эти глаза. أو شعر الحاجبين ، والأقواس السلس التي احاطت تلك العيون. Или чуть более смуглая, чем обычно, кожа. أو داكنة أكثر قليلا من الجلد الطبيعي. Или чуть-чуть более пухлые губы, умело подведенные и подкрашенные. أو أكثر قليلا الشفاه ممتلئ الجسم ، وبمهارة مختلقة ومصبوغة. Но все равно это была совершенно другая женщина. ولكن لا يزال انها كانت امرأة مختلفة تماما. Я ее не знала, я ее даже немного побаивалась. لم أكن أعرف ، أنا خائف حتى قليلا من بلدها. К тому же, у такой женщины и манеры должны быть соответствующие, но какие? وعلاوة على ذلك ، ينبغي في مثل هذه المرأة أن تكون ذات صلة والأدب ، ولكن ماذا؟ Это я могла определить только экспериментальным путем. أن أتمكن من التعرف فقط من التجريب.
Как во сне, я вышла сначала в спальню, где прилипла к зеркалу во всю стену. كما في المنام ، وذهبت أولا إلى غرفة النوم ، حيث كان عالقا في مرآة في الجدار. Из этого сомнамбулического состояния меня вывела горничная, которая жестами предложила мне переодеться. هذا قادني إلى الدولة خادمة متعلق بالمشي أثناء النوم ، الذي بيده لي أن التغيير. Все необходимое было уже разложено на кровати: длинное шелковое платье и шелковый же шарф, тоже очень длинный. Все это было выдержано в бежево-коричневых-золотистых тонах, и выглядело, как бальное платье для Золушки. Кстати, туфельки там тоже были, только не хрустальные, а кожаные – бронзового цвета босоножки на высоченном тонком каблуке и какими-то очень длинными шнурками.
Горничная помогла мне облачиться во все это великолепие. «Шнурки» оказались лямками, которые перекрещивались несколько раз над щиколоткой и там завязывались идеальным бантом. А шарф, оказывается, набрасывался на голову так, что один конец свисал за спиной, а второй, наоборот, оставался на груди. Возможно, женщины из высшего турецкого общества именно так и одеваются, не знаю. Исмаил-бею виднее.
А пока мне потихонечку стало ясно, как должна двигаться такая женщина, как она обязана говорить, сидеть, курить и даже кокетничать. Помог мне в этом, конечно, наряд, который смело можно было считать маскарадным. А поскольку это уже было что-то из театральной области, а в любой женщине, как известно, есть нечто от артистки (точнее, в душе мы все – великие актрисы), то понимание манер было не слишком сложным. Впрочем, если я и сделаю что-то не так на первых порах, надеюсь, Исмаил-бей не оставит меня в беде без своей поддержки.
Телепатия, видимо, существует, потому что именно в этот момент в дверь постучали и на пороге возник Исмаил-бей собственной персоной. Если он и испытал некоторое потрясение, то вполне умело это скрыл, зато явно остался доволен.
-Ну вот, Фэриде-ханум, теперь вы можете спокойно наслаждаться жизнью. Только учтите, без охраны я вас никуда не выпущу: такую красавицу украдут немедленно. Ну как, готовы развлечься в моем обществе в казино?
-Так точно! – шутливо отрапортовала я.
-А главное-то я и забыл! – хлопнул себя по лбу Исмаил-бей. – Склероз, извините великодушно. Сюда нужны еще драгоценности.
Представить себе мою бижутерию на этом фоне было довольно забавно, о чем я тут же и доложила. Исмаил-бей досадливо поморщился:
-Я же сказал: драгоценности. Серьги и пара колец, как минимум. Может быть, еще и браслет. Вы что, вообще драгоценности не носите?
-Смотря что считать драгоценностями, - отозвалась я. – По-вашему серебряное кольцо, точнее, перстень с топазом – это драгоценность? Или серебряный же браслет с непонятно какими камнями?
-Это, безусловно, украшения, но… Неужели у вас нет даже пары сережек?
-У меня уши не проколоты, - сказала я, совершенно подавленная.
Вот так всегда. Обязательно что-то должно пройти мимо меня. Тысячу лет собиралась проколоть уши, да все как-то недосуг было. Теперь останусь без серег. Хотя, с другой стороны, нельзя же иметь все сразу. Ну, не бывает так, вот и все.
-Значит, клипсы. В любом случае до казино нам придется кое-куда заехать. Вам понравится, я уверен.
-Куда? – со жгучим любопытством спросила я.
-Увидите. Очень скоро. Будет такой маленький сюрприз.
Удивительное дело: в совершенно новом прикиде я чувствовала себя вполне нормально и естественно. Даже туфли – моя вечная головная боль – сидели, как влитые, не жали и не терли. А длинные платья я всегда любила, ходить в них умела, так что к машине из дверей виллы я выплыла аки лебедь. Только не белый а золотисто-коричневый.
В машине Исмаил-бей сел не на переднее сидение, а рядом со мной. И тут же нахмурился.
-Что-то не так, Исмаил-бей? – робко спросила я. – Не соответствую, да?
-Все так, кроме сумки. Сумочка ваша, не соответствует остальному. Она была очень хороша в руках у Виктории-ханум, но для моей родственницы…
Он отдал какое-то короткое приказание шоферу и мы поехали по направлению к городу.
-И кем же я прихожусь вам, Исмаил-бей? – не без кокетства спросила я.
-Думаю, троюродной сестрой, - сообщил он мне, немного подумав. – Это такое дальнее родство, что, собственно, ни к чему и не обязывает.
Фраза была довольно многозначительной, и я решила на нее не отвечать. Пропустила, так сказать, свой ход и стала смотреть в окно, любоваться пейзажем, благо возможностей для этого было предостаточно. Вечер уже начинался, народу на улице заметно прибавилось, но теперь мне уже не удастся так же беззаботно фланировать в толпе, не привлекая к себе никакого внимания. Оказывается, роскошь и свобода плохо совмещаются, кто бы мог подумать.
-А ведь за вами тут наблюдали чуть ли не с первого дня, Фэриде-ханум, - внезапно сказал Исмаил-бей. – Мои люди нашли в квартире убитого администратора довольно большую коллекцию ваших фотографий. На улице, на пляже, за столиком его ресторана, на почте. И самое интересное – снимало вас несколько человек, по крайней мере, двое. Мои люди проверили все пункты проявки пленок и обнаружили занятную вещь: сегодня кто-то сдал в проявку пленку, где вас фотографировали вплоть до посадки в самолет, после чего пулей помчались делать снимки. Довольно глупо с их стороны, можно было все то же самое сделать непосредственно в Анталии, но тогда они теряли время.
-И кто это был? – полюбопытствовала я.
-Узнаем, как только заказчик явится за пленками. Заодно я приказал проследить, кому он их отдаст. Это ведь явный отчет для заказчика, исполнитель своими глазами видел, как вы сели в самолет.
-И своими ушами слышал, как самолет разбился, - не без сарказма сказала я.
-Между прочим, мне важно, чтобы об этом говорили только в Анталии. Ни остальная Турция, ни кто-либо за ее пределами об этом и понятия не имеет. И если я не ошибся в своих расчетах, через несколько часов что-то произойдет. Во всяком случае, ваш знакомый Алексей сегодня развил какую-то совершенно сумасшедшую деятельность, носится по городу, встречается с самой разнообразной публикой. Некоторые встречи мне объяснить трудно. Например, вот эту.
Он достал пачку фотографий и предъявил мне одну из них. На снимке Алексей за столиком какого-то кафе беседовал с мужчиной неопределенной внешности. Но мне показалось, что где-то я эту личность уже видела.
-Лицо вроде знакомое, а вспомнить не могу, - сказала я, возвращая фотографию.
-Ваш бывший сосед по лестничной площадке, - любезно пояснил мне Исмаил-бей. – Мне до сих пор не удалось выяснить, кто он такой и чем занимается. По документам – обычный турист, виза получена при прилете в Анталию, квартиру ему рекомендовали в туристическом агентстве. Он почему-то настаивал именно на квартире, а не на гостинице. У нас это не так часто бывает. Только в случаях, если что-то надо скрыть.
-Но для нас Олег тоже снял квартиру, - пожала я плечами.
-Насколько я понял ситуацию, ваш э-э-… друг женат. Ему лишняя реклама тоже была ни к чему.
-Логично, - согласилась я. – Но я вот сейчас подумала, что сняли именно квартиру не только для этого. Олегу не нужно было, чтобы у меня появились новые знакомые, а в гостинице этого не избежать. Не мог же он предположить, что я познакомлюсь с вами и весь сценарий пойдет насмарку. А все, судя по всему, было продумано очень тщательно. Интересно, когда он задумал мое убийство: во время очередной встречи со мной или в промежутке?
На сей раз при мысли об Олеге у меня возникло не чувство страха, а обыкновенная здоровая злость. И это было намного лучше, чем рефлексировать и причитать. Когда найду способ достойно рассчитаться – обязательно это сделаю. Месть – это блюдо, которое нужно вкушать в остывшем состоянии. Тогда оно наиболее лакомо.
В этот момент машина остановилась. Куда-то мы уже приехали, кажется.
-Прошу, Фэриде-ханум, - учтиво открыл мне дверь Исмаил-бей. – Сейчас мы быстро устраним все мелкие недостатки.
Оказывается, меня привезли в ювелирный магазин, причем судя по обстановке, не из дешевых. Народу в нем не было, но как только мы вошли, откуда-то набежала целая толпа продавцов, которые, узнав Исмаил-бея, по-моему, порядком струхнули. Во всяком случае, через минуту в залу вышел, судя по всему, сам хозяин заведения: вполне европейской внешности человек, но с сугубо восточными манерами. Исмаил-бею он поклонился чуть ли не в пояс, в мою же сторону был отвешен лишь какой-то намек на поклон.
Исмаил-бей заговорил по-турецки, так что я временно из процесса общения выпала. Но по немногим попадавшимся знакомым словам могла догадаться, что идет обычная преамбула: как дела, как дети, как бизнес. Я тем временем осматривалась: по-моему, здесь можно было украсить все гаремы всего Ближнего Востока, да и на Средний бы еще осталось. Витрины сверкали совершенно сумасшедшим блеском, напрочь отшибая возможность соображать.
Тем временем, нам принесли чай в крохотных чашечках и какие-то сладости. Ну, значит пошел второй этап: теперь хозяин будет осторожно выяснять, что гостю угодно. Я не ошиблась хотя бы потому, что разговор перешел на английский язык, так что тут я уже могла и поучаствовать. Но могла и помолчать.
-Моя кузина, Фэриде-ханум, приехала из Англии, - начал Исмаил-бей. – Возможно, мы здесь решим проблему ее замужества. Но эта легкомысленная девушка оставила дома все свои более или менее приличные украшения, а те, что привезла, только на пляж и надевать. Я надеюсь, мы можем у вас решить эту проблему?
-Разумеется, - расплылся в улыбке хозяин. – Все, что только пожелает уважаемая ханум. Начнем с сережек?
-У уважаемой ханум, оказывается, уши не проколоты! – с несколько наигранным возмущением отозвался Исмаил-бей. – О чем думала ее мать! Ох, уж эти западные причуды! Покажите нам для начала кольца, мне хотелось бы выбрать парочку не слишком броских.
Что ж, один из продавцов принес целый поднос с этими самыми кольцами. Вообще-то я не слишком люблю золото, предпочитаю серебро, но, похоже, моего мнения на сей раз никто спрашивать не собирался, во всяком случае в процессе первичного отбора.
Я не ошиблась: с подноса были отложены несколько колец, потом принесли второй, потом третий. На Востоке торопиться не любят. Потом ту же процедуру повторили с браслетами. Я даже притомилась немножко от всего этого блеска и сияния. Наконец, процесс пошел веселее:
-Выбирайте, Фэриде-ханум, - любезно предложил мне Исмаил-бей, пододвинув ко мне поднос с побрякушками, прошедшими первый тур. – Все, что хотите, в любых количествах.
Сказать, что мне было неловко – значит, ничего не сказать. За всю мою жизнь было два или три раза, когда мне дарили ювелирные украшения, и все эти случаи касались сугубо семейных праздников: прабабушкино колечко на совершеннолетие, бабушкино кольцо к двадцати пяти годам. Ну, обручальное, конечно. И опять же это все были близкие люди, а тут – совершенно посторонний мужик. Но я прекрасно понимала, что возражать Исмаил-бею не буду никогда, теперь я слишком к нему привязана всеми произошедшими криминальными фокусами.
-Вот это, пожалуй, - показала я на колечко из белого и желтого золота с маленьким бриллиантом. – И вот это.
Второе кольцо было побогаче на вид, но блистал в нем не алмаз, а топаз – мой любимый камень. Дымчатый топаз в филигранной золотой оправе.
-У ханум изысканный вкус! – восхитился хозяин магазина. – Осмелюсь предложить к этому браслет с топазами, получится просто восхитительно.
-Примерьте, Фэриде-ханум, - предложил Исмаил-бей. – Вкус у вас действительно хороший, мне нравится.
Кольцо с топазом оказалось чуть великовато, но хозяин замахал руками, затарахтел что-то по-турецки и один из продавцов понесся куда-то с этим кольцом.
-Десять минут, уважаемая ханум, - обратился ко мне хозяин. – Через десять минут кольцо будет нужного размера. Не угодно еще чаю? Или хотите посмотреть какие-нибудь безделушки?
-Кстати о безделушках, - прервал его Исмаил-бей, - нужна еще сумочка. В ансамбль, с бриллиантовой крошкой. Есть такая?
-Конечно!
-Покажите.
В общем, из магазина я вышла, как почти приличная восточная женщина: с браслетом и кольцами. Сумочка идеально подходила к ансамблю, но меня страшно занимала мысль, что я с ней буду делать в Москве, если вообще, конечно, туда когда-нибудь попаду.
Но первое испытание нового образа я, кажется, выдержала: русскую во мне даже не заподозрили. Исмаил-бей охотно это подтвердил. Я уже почти не нервничала, понимая, что в казино мне встреча с кем-то знакомым вряд ли грозит, и что по-русски мне там разговаривать тем более не придется.
Не могу сказать, что испытала потрясение, впервые в жизни переступив порог «злачного заведения». Скорее испытала чувство «дежа вю» - в кинофильмах казино особенно в последнее время мелькают с завидной регулярностью. Приглушенный свет, тихая музыка, тихие разговоры, длинноногая девица в униформе, которая тут же подскочила к нам с подносом, на котором стояли бокалы. Исмаил-бей покачал головой, и девица испарилась. Зато появился высокий и представительный мужчина, который склонился в поклоне и произнес какую-то длинную и, по-моему, высокопарную фразу.
-Моя спутница не говорит по-турецки, - усмехнулся в ответ Исмаил-бей.
Говорил он, естественно, по-английски, значит, если я правильно поняла правила игры, тут мне говорить разрешалось. Редко и по делу.
-Наше казино просто осчастливлено вашим присутствием, уважаемая ханум, - тут же перешел на английский мужчина, по-видимому, управляющий. – Позвольте предложить вам несколько призовых фишек – подарок от заведения.
Я нерешительно посмотрела на Исмаила-бея: что делать?
-Благодарю вас, Рашид-бей, - сказал тот. – Но уважаемая ханум впервые в казино, так что мы хотели бы проверить теорию новичков. Фишки, конечно, принимаем с благодарностью, но ханум купит и свои.
-Конечно, конечно! – с восторженным энтузиазмом откликнулся управляющий. – Все, что вам будет угодно приказать, Исмаил-бей.
-Фэриде-ханум, - обратился ко мне Исмаил-бей, - вот тут вам придется немного потратиться самой. Я столько раз играл в самых разных казино, что за новичка не сойду никоим образом. Равно как и мои деньги.
Восторга у меня такой поворот событий не вызвал: собственных денег было мучительно жалко. Но я довольно резко себя одернула: живу, как принцесса, меня обвешивают ювелирными украшениями, кормят сказочными деликатесами, возят на машине – и все это бесплатно. Элементарная справедливость требовала, чтобы я хоть на что-то потратилась сама.
-А куда надо платить? – спросила я, вынимая стодолларовую бумажку. – Или еще нужно поменять деньги на местную валюту?
-Вам – не нужно, - усмехнулся Исмаил-бей и что-то сказал управляющему. По-видимому, давал инструкции.
Управляющий очень резво выхватил купюру у меня из рук, сказал, что сейчас сам все организует в лучшем виде, а нас просит только подождать пару секунд. Действительно, вернулся он мгновенно со стопкой каких-то пластмассовых карточек и с поклоном передал их мне.
-Во что хочет играть уважаемая ханум?
-В рулетку, - ответила я, не задумываясь.
Думать было особенно не о чем. Я не знала правил ни единой карточной игры, кроме, разве, подкидного дурака, и к карточным столам мне вообще подходить было незачем. Значит, оставалась рулетка, не игральные же автоматы, в конце концов.
Вокруг стола с рулеткой было довольно много народа, но для нас места нашлись мгновенно. Я положила стопку фишек по левую руку от себя, справа пристроила свою роскошную сумочку – именно так вела себя выхоленная и разодетая дама по другую сторону стола. И стала ждать начала шоу.
Когда предложили делать ставки, я уже не колебалась. Свой внутренний голос я слышу крайне редко, он у меня очень застенчивый и, как правило, молчит, даже если его о чем-то спрашивают. Но тут он проявил себя во всей красе и, подчиняясь ему, я поставила всю стопку фишек, кроме одной, на черный квадрат стола с цифрой тринадцать.
-Вы уверены, Фэриде-ханум? – с удивлением спросил Исмаил-бей.
-Абсолютно! – отрезала я.
Шарик весело запрыгал по пологому кругу, постепенно замедляя ход. Вокруг стола воцарилась абсолютная тишина, нарушал которую только этот веселый металлический стук. Поколебавшись немного на финише, шарик как-то лениво вкатился в избранный им лоточек и там замер.
-Тринадцать черный! – провозгласил крупье по-английски и придвинул ко мне довольно значительное количество фишек других игроков.
-Браво, ханум! – шепнул Исмаил-бей. – Попробуем еще?
-Попробуем, - храбро кивнула я.
Храбро-то храбро, но возле себя я все-таки оставила фишек ровно на сто долларов. А остальную внушительную стопку снова водрузила на тот же квадрат. На сей раз никаких комментариев со стороны Исмаил-бея не последовало. Он только весело подмигнул мне, когда шарик… снова вкатился в ту же лунку. Я опять выиграла!
-Еще? – спросил Исмаил-бей.
С тупой уверенностью, которой за собой раньше не знала, я проделала ту же процедуру в третий раз. «Страховочные фишки» я тоже оставила возле себя. И затаила дыхание.
-Тринадцать черный! – с некоторым оттенком отчаяния в голосе объявил крупье.
После этого возникла некоторая пауза: крупье поменяли. Я прислушалась к своему внутреннему голосу и поняла, что полоса фарта закончилась и нужно достойно выйти из игры. Собрать все выигранное и убраться отсюда как можно скорее, было не совсем этично, с моей точки зрения. Поэтому я поставила на тот же квадрат только «резервные фишки», твердо решив с остальным выигрышем не расставаться. Новый крупье запустил волчок, шарик заскакал и…
-Семнадцать красное! – с торжеством объявил крупье.
Что и требовалось доказать. И вот тут я и решила остановиться. Свято верю в то, что нельзя жадничать, искушать судьбу или подталкивать ее в спину. К тому же я понимала, что выиграла совершенно сумасшедшие для меня деньги, причем выиграла сама. Исмаил-бей на это развлечение не потратил ни цента, так что я, не угрызаясь совестью, могла считать их действительно своими. Голова у меня слегка кружилась, как после бокала шампанского, я повернулась к Исмаил-бею и сказала:
-Спасибо, Исмаил-бей. Я наигралась. Что тут дальше делается по правилам?
Оказывается, по правилам здешнего хорошего тона одну-две фишки нужно оставить крупье – вроде чаевых. Я обеспокоилась, что чаевые-то нынешний крупье как бы не заслужил, при нем я проиграла, но Исмаил-бей быстро меня успокоил, сказав, что тут царит демократия и справедливость, все чаевые сваливаются в так сказать, «общий котел», а потом, после закрытия казино делятся на всех поровну.
Ну, и слава богу, меня это уже ни с какой стороны не касалось. Так что я необходимые чаевые оставила, собрала, точнее мне помогли собрать на специальный поднос выигранные мною фишки и я в сопровождении Исмаил-бея отправилась к кассе.
Выиграла я, оказывается, пятьдесят тысяч с мелочью. «Мелочь» составляла почти триста долларов и меня почему-то доконало именно это. Пятьдесят кусков я просто не воспринимала, я такими категориями денежных сумм сроду не оперировала, и понимала только, что, вложив в игру сто кровных долларов, я эту сумму утроила.
Эти купюры я пристроила в сумочку, а вот как распорядиться буквально свалившимся на меня богатством в физическом смысле, не знала. Пакет получился довольно внушительный: в карман не положишь, за пазуху не засунешь. Я с надеждой посмотрела на Исмаил-бея: может быть, он что-нибудь придумает.
-У вас же есть кредитная карта, - спокойно сказал он. – Давайте я все устрою. А вы подождите меня вот тут, под пальмочкой.
-Увы, - вздохнула я, - кредитную карточку, как вы мне и посоветовали, я аннулировала. Сняла ту тысячу долларов, которые положил туда Олег. Я же не могу улететь в Москву, а деньги оставить здесь.
Изумление, с которым воззрился на меня Исмаил-бей, описанию не подлежало. Наверное, он впервые в жизни встретил человека из цивилизованной, пусть и относительно, но все же западной страны, который ничего не понимает в кредитных картах. А до меня только сейчас дошло, что карточка-то действительна практически по всему миру, и я вполне могла захватить ее в Москву со всей наличностью, чтобы там разгуляться.
К тому же я сообразила, что если деньги на карту клал Олег, то он же мог их потом с карточки и снять. Мое физическое отсутствие на этом свете ничего не меняло. То есть свинью я ему подложила довольно крупного размера: по собственной некомпетентности и наивности лишила возможности вернуть кровную штуку баксов. Хорошо еще, что он не знает о моей невероятной живучести, а то я бы сильно обеспокоилась за его психику.
Исмаил-бей начал какие-то переговоры с кассиром по поводу оформления кредитной карточки, а я с наслаждением опустилась в глубокое мягкое кресло, удивляясь сама себе, поманила ближайшую официантку и попросила джина с тоником.
Через несколько минут наступила практически нирвана: я потягивала любимый напиток, покуривала сигаретку и вяло размышляла о том, что мне делать со свалившимся на меня богатством.
Дело в том, что мой мозг решительно отказывался воспринимать это событие как объективную реальность, данную мне в ощущении и предлагал считать это сном или галлюцинацией. Наверное, так он защищался от нервного стресса, поэтому я с ним не спорила. Соображает хоть что-то – и слава богу!
Подошел Исмаил-бей, сел в соседнее кресло и приказал принести себе какой-то экзотический коктейль, кажется, что-то вроде «джулипа» или «джулепа», в общем, нечто, довольно приятно пахнувшее мятой. С момента нашего знакомства я не видела его таким спокойным и довольным, что, в общем, было довольно логично: осчастливить человека, не прилагая к этому практически никаких усилий, это очень здорово.
Он протянул мне новую пластиковую карточку и посоветовал положить ее в сумочку и до возвращения в Москву просто не трогать. А уж там я наверняка найду этим деньгам достойное применение. То есть он просто в этом уверен.
-А я вот не очень уверена, - откровенно призналась я. – Сумма для меня запредельная, просто не представляю себе, на что можно потратить такую кучу деньжищ.
-Ну, Фэриде-ханум… - начал он было, но тут к нам подошел какой-то мужчина.
Я подняла глаза и даже вздрогнула: это был Алексей. Ну вот, сейчас начнется основная проверка моего нового имиджа. Если меня не узнает мой недавний попутчик по авиаперелету, то можно жить и дышать спокойно. Только говорить лучше не надо: голос практически невозможно изменить.
А меня к тому же Господь сподобил голосом не слишком стандартным: довольно низким, но без придыхания и хрипов, свойственных курильщицам, да еще с каким-то необыкновенным тембром. Во всяком случае, если я куда-то звоню, то могу не представляться: меня все знакомые по голосу вычисляют практически мгновенно.
Исмаил-бей встал и обменялся с Алексеем рукопожатием.
-Решили испытать острые ощущения? Присаживайтесь, Алекс-бей.
-Скорее отдохнуть от этих ощущений, - невнятно пробормотал Алексей на своем не слишком хорошем английском, опускаясь в кресло. – Что-то уж слишком все остро.
-Думаю, вам стоило бы сейчас выпить рюмку хорошего коньяка, - предположил Исмаил-бей. – Вижу, ваши дела вас совершенно замучили.
-Не столько дела, сколько их состояние, - отозвался Алексей. – А насчет коньяка вы, пожалуй, правы. Рюмочка не помешает… Ой, простите, я не поздоровался с вашей спутницей!
-Это моя вина: забыл вас представить друг другу. Фэриде-ханум, это мой знакомый бизнесмен из России, Алекс-бей. Фэриде – моя дальняя родственница. Родилась и выросла в Англии, по-турецки почти не говорит. Для нас это не слишком частое явление.
-Такой красивой девушке можно вообще ничего не говорить, смотреть на нее – уже удовольствие, - слащаво заметил Алексей.
Я одарила его улыбкой и наклонила голову. Действительно, я вообще могу для разнообразия помолчать.
-Кстати, Исмаил-бей, вы помните Викторию-ханум?
-Такую прелестную женщину нелегко забыть, - отозвался Исмаил-бей.
-Вы слышали? Она погибла.
-Каким образом?
-Она была в самолете, который взорвался сегодня днем над морем.
-Что за глупые шутки! – нахмурился Исмаил-бей. – О самолете я, конечно, слышал, но Виктория-ханум собиралась пробыть здесь еще неделю, как минимум.
-Почему-то она решила срочно улететь. И вот…
-Какую печальную весть вы принесли, Алекс-бей. Просто поверить в это не могу!
-Увы! Весь город об этом судачит. Вообще в этот раз в Кемере происходит что-то невероятное. Убили администратора крупного ресторана…
-Об этом я знаю. Но там, кажется, какие-то личные разборки…
-Он должен был передать мне важные документы. Теперь даже не знаю, где их искать.
-Обратитесь в полицию, - безмятежно посоветовал Исмаил-бей. – Если там нашли эти бумаги, вам их, конечно, отдадут.
-Если там найдут эти документы, я конченый человек, - пробормотал Алексей по-русски.
Я с трудом сохранила на лице подобающее невозмутимое выражение. Интересное кино получается. Значит, администратор должен был передать документы Алексею. Зачем Олегу понадобилось выстраивать такую сложную и рискованную цепочку? Через меня – администратору, через администратора – Алексею.
Если бы бедняжка знал, что два дня находился в непосредственной близости от этих самых документов! Ему достаточно было просто залезть в мою сумку, как только я зазеваюсь. Впрочем, если погром в моей квартире был организован им, а никаким не администратором, я не удивлюсь. Ей-богу, голову можно сломать с этими бизнесменами! Все не как у людей, все черт знает как!
-Конечно, я обращусь в полицию, - уже по-английски сказал Алексей. – Но боюсь, там мне не помогут.
Интересно, а бриллианты тоже предназначались Алексею? Или это было взяткой администратору, или тому, кто за ним стоит. Мне почему-то казалось, что бедняжка убитый мог быть только посредником, что за ним стоят куда более серьезные силы. И по-моему, Исмаил-бей мои подозрения разделял, недаром он придавал этим бумагам такое значение.
-Я слышал, что полиция что-то нашла, - невозмутимо продолжил Исмаил-бей. – Кажется, какие-то драгоценности…
Алексей заметно побледнел. Значит, он все-таки имеет ко всему этому отношение, не исключено – самое непосредственное. И даже не догадывается, бедняжка, что настоящие драгоценности уже подменили мастерски сделанными стразами. Специалист, конечно, разберется, дилетант – никогда.
А за те бриллианты, которые сейчас лежат в надежном сейфе Исмаил-бея, можно купить благосклонность нескольких человек на очень высоких постах. Так что его сказочки насчет страховки…
Возможно, он действительно этим занимается, но лично для себя, а не для кого-то со стороны. Любопытно, лично с Олегом он знаком? Или это здоровая заочная конкуренция? Но я лично во всей этой комбинации не видела никакого смысла, вот хоть убейте.
-Мы с Фэриде-ханум собираемся ужинать, - любезно сообщил Исмаил-бей. – Не желаете присоединиться? Вкусная еда – лучшее средство против стресса. А если хотите, поделитесь со мной своими проблемами, может быть, я чем-то смогу вам помочь.
-Благодарю вас, Исмаил-бей, я бы…
В этот момент у Алексея зазвонил мобильный телефон. На сей раз он заговорил по-русски.
-Да. "نعم. Да, я. Пока ничего хорошего, слава богу, что плохого не случилось.
Пауза. وقفة. Лицо Алексея постепенно начинает принимать какой-то свекольный оттенок.
-Почему я должен платить за то, что и так мне принадлежит? Я просто пойду в полицию. Не надо меня пугать, владеть несколькими драгоценными камнями – это не уголовное преступление. И здесь не Россия.
Опять пауза. Лицо становится более или менее нормальным.
-Ах вот так. Ну, это меняет дело. Да, без этих бумаг я ничего сделать не могу, это правда. Хорошо, за них я готов заплатить. Отдайте бумаги, а цацки можете оставить себе на память – и мы в расчете. Именно сегодня? А до завтра это не терпит? Хорошо, я добавлю штуку сверху, но это предел. В том числе и моих возможностей.
Совсем небольшая пауза. И уже спокойный голос, владеющего собой человека.
-Да, я знаю это место. Через полчаса буду там. Но никаких сюрпризов, я приму соответствующие меры. При чем тут полиция? Все, договорились!
Он убрал мобильный телефон и поднялся с кресла.
-Простите, Исмаил-бей, мне придется пожертвовать ужином с вами. Кажется, мои проблемы сегодня решатся раз и навсегда. Увидимся в следующий раз. До свидания, уважаемая Фэриде-ханум, было невероятно приятно с вами познакомиться, недаром турчанок считают первыми красавицами Востока. Простите еще раз, но меня ждут.
Только я заметила почти неуловимый жест Исмаил-бея в сторону группы людей у выхода из зала. По-видимому, за Алексеем пустили хвост. Что ж, довольно мудрое решение, особенно если учесть, что понять разговора по телефону он не мог. Хотя…, что я собственно знаю об Исмаиле-бее? Может, он полиглот.
-Пойдемте ужинать, Фэриде-ханум. Отпразднуем ваш выигрыш.
-А где?
-Положитесь на меня, - улыбнулся Исмаил-бей, - не пожалеете. Тут совсем рядом: хотите на машине поедем, хотите – десять минут вдоль моря прогуляемся.
-Хорошая идея! А то у меня даже голова кружится: то ли от восторга, то ли от нехватки кислорода.
Мы вышли из казино и неторопливо пошли по набережной, ярко освещенной, полной нарядной публики всех национальностей, и самых разнообразных запахов. Сильнее всего, конечно, пахли цветы, через них проникали всякие вкусные запахи, и в качестве финального аккорда – запах моря, лучше которого я ничего в жизни не ощущала.
Я с удовольствием все это разглядывала, потому что разговаривать с Исмаил-беем было решительно невозможно: похоже, его в Кемере знали абсолютно все и все торопились засвидетельствовать ему свое почтение. Я только мило улыбалась, да большего от меня ничего и не требовалось.
Мы проходили мимо того дома, где я пробыла чуть больше суток, и я подумала, что со мной непрестанно происходят какие-то чудеса, в основном, кстати, приятные. И все потому, что я выпила чуть-чуть больше, чем надо и пустилась танцевать фламенко.
А вела бы себя пристойно, так вообще неизвестно, чем все это закончилось бы. То есть почти известно: вполне реальной гибелью вместе с парой сотен других, ни в чем неповинных пассажиров самолета. Между прочим, я все больше убеждалась в том, что несостоявшееся на меня покушение было задумано Олегом. А последние несколько часов думала еще и о том, что не исключено появление здесь моего экс-возлюбленного лично.
Какое-то беспокойство возникло у меня во время этой прогулки. Как если бы я увидела что-то такое, чего видеть ни в коем случае не могла. Но я никак не могла понять, что меня так обеспокоило. Безусловно, какая-то мелочь, пустяк, попавший в поле моего зрения совершенно случайно и всего на несколько секунд. Но это могли быть и немного разгулявшиеся нервы, которым, в общем-то, было от чего разгуляться.
Мы подошли к самом роскошному отелю в Кемере – «Тюркиз» - и прошли внутрь, где оказался прелестный внутренний дворик с фонтаном, вокруг которого была расставлена дюжина столиков. Я заметила, что занято было от силы три или четыре, что могло свидетельствовать только о том, что ресторан этот не только элитный, но и безумно дорогой.
Еще три дня назад я впала бы в панику: попала ворона в царские хоромы, но сегодня поняла, что стремительно привыкаю к роскоши и, похоже, уже так вошла в роль богатой красавицы-турчанки, что мне будет сложновато из нее выбираться без моральных потерь. Ресторан, как ресторан, не в Макдональдсе же нам с Исмаил-беем ужинать!
Меню нам принесли чуть ли не на пяти языках, но – без указания цен. По-видимому, свои знали, а чужих сюда не слишком пускали. Я заикнулась было о фондю, но Исмаил-бей резонно возразил, что это блюдо я уже дегустировала, а вот седло барашка, которое тут бесподобно готовят – нет. И не пробовала их фирменного салата, а также лимонного мусса. Так что он настоятельно советует мне положиться на его вкус.
Я положилась.
В принципе, я достаточно равнодушный к еде человек. Если есть кофе и какие-то плюшки-сушки, то я на таком рационе проживу достаточно долго. Ну, фруктов немного, но с ума я от них не схожу. Так что гурман я – никакой. Но когда принесли заказанное Исмаил-беем блюдо, я поняла, что какая-то часть жизни чуть было не проскочила мимо меня, а именно – радости гастрономии.
Это все было так невероятно вкусно, так не похоже на все то, что я до сих пор хотя бы пробовала, что у меня просто нет слов для описания. И салат, и основное блюдо были потрясающи, а после лимонного мусса я с трудом удержалась, чтобы не вылизать креманку досуха.
Исмаил-бей посматривал на меня с легкой улыбкой и, похоже, был страшно доволен моей реакцией. Когда принесли кофе, я поняла, что и в кофе я до данной минуты вообще ничего не понимала. Это был божественный напиток, наверное, именно им прельщают в мусульманском раю праведников.
-Ну что ж, дорогая Фэриде-ханум, мы, кажется, достойно отметили ваш маленький выигрыш. Вы, кстати, уже решили, на что его потратить?
-Исмаил-бей, - вздохнула я, - я же сказала, что даже мысленно не могу оперировать такой суммой. Столько денег я могу заработать дома лет за десять, если не есть, не пить, не одеваться и не платить за квартиру. Так что я даже еще и не думала, как распорядиться свалившимся на меня состоянием.
-Сколько же вы получаете на своей работе, простите за бестактный вопрос?
-Долларов триста-четыреста, иногда сотню премиальных.
-В неделю?
Я искренне расхохоталась:
-В месяц, дорогой Исмаил-бей, в месяц! И поверьте, у нас это считается вполне приличной зарплатой, очень немногие получают больше. Я же, как видите, еще и на курорт могу съездить. Только на дешевый. Вот отель, в котором мы с вами сейчас ужинаем, мне решительно не по карману. Даже та квартира, в которую я поселилась для меня слишком дорога. Ее оплатил мой бой-френд. Бывший.
-Так теперь уже точно – бывший?
-Точнее не бывает, - вздохнула я. – Чем скорее я его забуду вообще, тем лучше. Не люблю, знаете ли, когда из меня делают дурочку, а потом еще и убить пытаются. Таких друзей мне не нужно, любовников – тем более.
-Думаю, вы абсолютно правы, Фэриде-ханум. Для меня это тем более отрадно, что…
В этот момент зазвонил его мобильник. По тому, как изумленно взлетели вверх брови Исмаил-бея, я поняла, что никаких звонков сегодня он вообще не ждал. Разговор оказался необыкновенно коротким, но выражение лица Исмаил-бея изменилось мгновенно: вместо веселого, изысканного светского льва передо мной оказался жесткий, волевой человек, собранный, как пружина.
-Что-нибудь случилось? – осторожно спросила я.
-Да. "نعم. Еще одно убийство. Для нашего города это вообще беспрецедентно. Да еще практически под носом у моего человека, который должен был предотвращать всякие неординарные ситуации.
-Кто? – спросила я чисто машинально.
Ответ я в общем-то знала.
-Алексей. Застрелен у дальнего причала из пистолета с глушителем. Стрелял, судя по всему, профессионал: в темноте, одним выстрелом наповал. Сейчас поеду сам разбираться.
-Можно я с вами?
-Вы уверены, что хотите это видеть?
-Я уверена, что одной, без вас, мне будет очень дискомфортно.
-Что ж, поедем.
Исмаил-бей жестом подозвал официанта, подписал поданный ему счет практически не глядя и стремительно встал из-за стола.
-Не понимаю, - бормотал он, уже сидя рядом со мной в машине, - почти ничего не понимаю. Кто и за что мог его убить?
Я этого тоже не понимала, хотя пыталась понять изо всех сил. Но от этих мыслей меня отвлек один небольшой эпизод. Мы как раз проезжали мимо того дома, где Олег снял квартиру, и я внезапно поняла, что резануло мне глаз пару часов тому назад.
Окна бывшей моей квартиры были освещены. А квартиру Олег снял на две недели, сам говорил. Кто же устроил всю эту иллюминацию?
Возможно, это глупо, но мне почему-то снова стало страшно.

(продолжение следует ...)

Начало يبدأ
Автор: Светлана Бестужева-Лада
Источник: http://detective.nm.ru/


Пожалуйста, оцените эту статью. يرجى معدل هذه المادة. Ваше мнение очень важно для нас (1 - очень плохо, 5 - отлично) رأيك مهم جدا بالنسبة لنا (1 -- سيئة جدا ، 5 -- ممتاز)
<< Предыдущая статья <<المقال السابق Рубрика Отдых الفئة ترفيهية Следующая статья >> المقال التالي>>

Свежие статьи в рубрике «Отдых»: Индийское кино: танцы вместо слов , Правила удачного шопинга , Кения , Мы в город Изумрудный… , Монастырь , Подруга-осень… , Реалити-шоу... المواد الطازجة في الفئة "عطلات" : الفيلم الهندي : الرقص بدلا من الكلمات ، وقواعد للتسوق ناجح ، وكينيا ، ونحن في المدينة... والزمرد ، ودير ، صديق الخريف... ، وتظهر الحقيقة... ЗА и ПРОТИВ , Как приучить котенка к туалету , Курортный роман , Жизнь Замечательных Людей… إيجابيات وسلبيات ، كيفية تدريس هرة صغيرة إلى المرحاض ، سبا الرواية ، وحياة الشعب العظيم...


 


 



Женский журнал pani.kiev.ua: статьи, рецепты, сонник, гороскоп, женские журналы, сайты для женщин...


© 2004-2021
صالون شهرزاد|Женский журнал. Статьи, рецепты, сонник, гороскоп, женские, журналы, женские сайты, красота, женское здоровье, мода.
Journal of the modern woman Pani.kiev.ua ,
reprint of materials allowed only with the immediate link to / at mandatory notification editorial on e-mail.
Editor project
For general and administrative questions, please contact